У нас вы можете скачать книгу один за всех повесть о жизни великого подвижника земли русской л. чарская в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Именно так услышало русское ухо жалобное шер ами тех, кто, позорно отступая теперь на запад, клянчил по ограбленным им же еще недавно деревням хлебушко.

Потому и надменное шевалье с тех славных лет и по сей день припечатано языком нашим хлестким словечком шваль. Между тем зараза низкопоклонства перед французским языком была широко распространена не только в российской элите тех времен, но и в аристократической среде окраинных пределов империи.

Невероятно, но первым прозаическим художественным произведением в азербайджанской литературе, ведущей свой отсчет из глубины веков, была новелла, написанная Куткашенским на французском языке и лишь позже переведенная на национальный язык. Случилось это потому, что ее автор в совершенстве владел этим европейским языком, а вот родным — не очень. Шишкова есть место, поражающее не только своей острой злободневностью, но и мрачным пророчеством: Всеобщее употребление французского языка, говорил один из них, Порталис, служит первым основанием всех связей, которые Франция имеет в Европе.

Сделайте, чтобы в Англии также говорили по-французски, как в других краях. Старайтесь истребить в государстве язык народный, а потом уже и сам народ. Что ж, комментарии, как говорится, излишни. Призыв же Козьмы Пруткова: Не сегодня и не вчера стали называть Москву святою. Согласитесь, наверняка странным показался бы человек, который всего сотню лет назад а что для истории — век?! Так в чем же ее святость заключена ныне? Можно ли и сегодня это трепетное слово применить к городу, взятому в тесное враждебное кольцо ночных клубов и казино, баров и интим-салонов?

Мне думается, что не только в видимых всякому взору атрибутах заключена она. Ведь именно здесь, на кремлевском холме, в Покровском соборе нетленно почивают святые мощи наших митрополитов и патриархов, насельников Небесного Града, непрестанно молящих Господа о первопрестольном граде земном.

Рискуя навлечь чье-то негодование, рискну утверждать, что и сегодня, и эту нашу нынешнюю Москву можно и нужно называть и почитать святой. Ведь святость — это не безгрешность, а тот неисчерпанный и поныне потенциал души народной, потенциал ее устремленности к Небу, который в состоянии восстановить и укрепить вековые основы жизнедеятельности нации.

Не в обиду жителям Северной Пальмиры будет сказано, но давайте вспомним, сколько раз за свой трехсотлетний период ничтожный по историческим меркам! Что-то не заладилось… Можно ли представить, что Патриарх наш, не приведи Господи, назывался бы Ленинградским и всея Руси?.. Нет, не зря тому шесть веков назад явлено было смиренному иноку Филофею дивное пророчество. Четвертому Риму и в самом деле не бывать! Все равно Москва как была Москвой, так и осталась ею — и пребудет таковою до скончания времен.

Москва святая, Москва первопрестольная, Москва красавица, Москва русская — и негоже нам отдавать ее на попрание! Как сбросит она с себя все эти гадкие, скользкие лягушачьи шкурки, эти уродливые рекламы, все пакостные картинки да бесстыдные надписи — так и предстанет пред всем честным миром Василисой Премудрой, Василисой Пригожей, красавицей из красавиц! Мир таких и не видывал.

Да и вся Россия… Разве она может ограничиваться московской окружной автодорогой? Разве все необозримое пространство страны нашей от дальневосточного архипелага до балтийских берегов не есть сакральные границы Третьего Рима? Сердце заходится от смятения и боли, но и молчать невмоготу. Итак, речь пойдет о позорнейшем явлении нашей с вами жизни — о сквернословии и мате.

Увы и ах, но с некоторых пор эта грязь стала еще и неким штампом, чуть не всенепременным атрибутом русскости — вроде пресловутых мишек да балалаек, водки да селедки. Какой ты, дескать, мужик, ежели не можешь загнуть эдакое?! Дошло до того, что примадонна российской эстрады на своем юбилейном концерте, который транслировался по общенациональному каналу телевидения для многомиллионной аудитории, позволила себе лихо пропеть матерные частушки. Сквернословие проникло в наши жилища и дворы, школы и улицы, укромные уголки тенистых скверов и бескрайние поля, сам воздух России, кажется, напоен до предела миазмами этой заразы.

Сквернословят стар и млад: Причем слабая половина нашего общества ею почему-то упорно продолжают считать женскую ныне дает фору мужской. Ожидающие своего благословенного появления на свет Божий младенцы еще в утробе своих матерей вместе со смрадом удушливого сигаретного дыма заглатывают грязь брани.

Слово, предваряющее их начало, омерзительно и богохульно. Как тут не вспомнить наставление святого апостола Петра, обращенного к женщинам и призывающего их к высокой миссии спасения своих ближних. Как видим, женщина во все времена была важнейшей опорой семьи, этого, по слову Святых Отцов, осколка рая на земле — а значит, и Церкви, государства, мироздания. Если же русская женщина утрачивает свою воспетую в веках святость, на что более рассчитывать?

Или, памятуя слова Спасителя: Однако я убежден, что в русском языке мата нет и быть не может. Да-да, вы не ослышались, мат лежит за пределами, за дальними границами той благословенной территории, которая зовется великорусским языком. Вспомним, на богородичных иконах Царица Небесная изображается, как правило, с тремя восьмиконечными звездами: Это не просто украшение, а графические символы одного из самых сокровенных Таинств нашей веры — Приснодевства Пречистой до, во время и после Рождества Спасителя.

Потому и в Каноне Ангелу Хранителю взываем к Богородице со словами: Ведь недоуменно — это указание на то, что она недоступна человеческому уму. Так вот, орды завоевателей, захватившие русские земли, но так и не сумевшие покорить душу русского человека по причине непостижимой для них веры его во Христа и верности Ему, посягали на то, что злой варварский ум ни понять, ни принять не в состоянии, — на Таинство Боговоплощения. Да-да, именно об этой нашей Матери вели они свою похабную речь, это на Ее Небесную чистоту покушались они своими погаными устами.

Закономерно поэтому, что ругань именуется еще и инфернальной лексикой, ведь инферна по-латыни означает ад. Именно по этому поводу сокрушается святой апостол Павел: Кого же в таком случае хулят те, кто без всякой тени сомнения считают себя русскими?!

Ту, что Своим честным омофором покрывала нас в лихую годину татарского ига и неистовства тевтонцев, коварных поляков и озверевших фашистов — словом, мрази всех мастей, которых на Святой Руси перебывало тьмы и тьмы. Ту, пред чьим Пречистым ликом тысячелетия возжигаем свечи, моля о заступничестве, о даровании Божией милости.

Ту, пред святым образом Которой горячей коленопреклоненной молитвой сонмы наших святых отмаливали и продолжают отмаливать Русь. И разве не к Ней до последнего дыхания, ради собственного же спасения, взываем: Справедливости ради следует признать, что в целом ряде преимущественно тюркских языков слова, звучащие в русском языке как скверные, таковыми не являются.

Правда и то, что в этих языках нет матерной ругани в том виде, как она принята у нас. Могут, правда, оскорбить конкретную родительницу отдельно взятого человека, но это, как правило, приглашение к жесткой расправе, если не к смертоубийству, — поэтому не раз подумаешь, прежде чем обругать кого-то, даже сгоряча.

И только в конкретном историческом контексте, обращенные иноверцами к завоеванному ими, поруганному русскому человеку, слова эти приобрели в сознании последнего богохульный, оскорбительный смысл.

Однако эти времена давно прошли. Не настало ли для нас время сообща перевернуть эту позорную страницу? Ведь больнее всего, как мы уже говорили, когда бьют по самому сокровенному, самому высокому, самому дорогому. Да, у них мата нет. Но нет и Богородицы. К слову, в азербайджанском языке слово мат означает состояние остолбенения, шока, что роднит его с известным шахматным термином.

И как было бы здорово, если бы все мы и в самом деле испытывали шок, услышав матерную ругань. Оказывается, такие качества, как застенчивость и целомудрие, могут относиться не только к человеку, но и к языку, каковым и является язык русский. В нем попросту нет слов, обозначающих близость мужчины и женщины понятно, что речь в данном случае идет не о гинекологических терминах.

Досадно слышать, когда молодые люди сводят всю головокружительную гамму чувств друг к другу к донельзя опостылевшему заокеанскому понятию сексуальности, похоже, напрочь позабыв такие хорошие русские слова, как желанный, желанная. Любовь, как известно, чувство. Представьте себе такой монолог: Ну, и перед сном, напоследок, позанимаюсь, так и быть, с полчасика недоумением — и на бочок!

К слову, Священное Писание далеко от ханжества. Но как же воистину достойно человека, а значит божественно, названа здесь физическая близость. Современные пиарщики от рекламы посягают не только на русский язык — они специализируются на иезуитской манипуляции нашим сознанием, ведут войну с высокими понятиями, намеренно принижая, опошляя их, подменяя высокое — низким, великое — ничтожным.

Оказывается, всего лишь удовольствие от съеденной шоколадки! Заметьте, даже правила русского языка для этой манипуляции нарушили, написав не так, как положено по законам грамматики: Слова-уроды, слова-кентавры, слова-змеи, испускающие свой убийственный яд в сердцевину А взять утверждение: Только ли наше невежество — источник этих чудовищных подмен? Неужели мы окажемся столь неразборчивыми и слабыми, что проглотим ядовитую наживку?

Разве не слышим мы из пречистых уст Спасителя: Именно поэтому первое же испытание, именуемое в Церкви мытарством, которое ожидает нашу с вами душу после смерти, — ответ за сквернословие, за словесную распущенность, за лексическую грязь.

Так чем же, несчастные, оправдаемся, подойдя к неотвратимому финалу?! Может, адский пламень — это еще и Великое Торжество Стыда, такого необходимого свойства человеческой души, загнанного сегодня в самый дальний, десятилетиями не метенный угол?.. Когда все существо твое и вправду будет сгорать от вселенского стыда и мучительной невозможности что-либо исправить. Ведь отвечать-то придется действительно за каждое слово.

А знаете ли вы, что оно есть не что иное, как проклятие, адресованное ближнему?.. Священное Писание повествует нам о беседе Господа Нашего со своими учениками на горе Елеонской, когда приступили они к Нему с расспросами о кончине света и Его втором пришествии. И тогда, вслушиваясь в пророчество своего Небесного Учителя, услышали и такие слова: Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: К слову, Страшным этот Суд является именно по той причине, что судить нас будут по нашим страстям.

Вот и получается, что, бросив в чей-то адрес незамысловатое, на первый взгляд, обидное словечко, мы, сами того не осознавая, творим над ним суд, который нам неподвластен.

Вспомним слова, сказанные Иисусом Христом в Нагорной проповеди: Вот и получается, что адресованное ближнему как бы невзначай расхожее грубое словцо на деле оборачивается проклятием, обращенным… к самому себе! Удивительные вещи рассказывают порой врачи, имеющие дело с парализованными пациентами.

Даже когда, казалось бы, полностью потерян дар речи, некоторые больные произносят иногда целые тирады нецензурной брани. Как известно, человеческая речь передается по специальным нервным цепочкам. Невольно напрашивается вывод о том, что этот механизм не так-то прост и что в описанных случаях в дело вступают силы иного порядка. Какие — об этом можно лишь догадываться. Как-то знакомый священник рассуждал о том, почему монахам надлежит ходить, опустив очи долу, как бы не видя и не слыша ничего вокруг.

По той причине, что ничто из увиденного или услышанного не проходит мимо человека, а только сквозь него, оставляя нестираемый отпечаток, некое подобие матрицы, в самых потаенных глубинах памяти.

Этим, наверное, и можно объяснить то встречающееся в медицинской практике странное явление, когда под наркозом воспитанные люди, никогда не прибегавшие к хуле и брани, порой сквернословят. Об этом говорит в проповеди, произнесенной еще в году, святитель Лука Войно-Ясенецкий: Как это может быть, что устами нечестивых разрушается целый город? Что же это, преувеличение премудрого Соломона или подлинная и глубокая истина?

Это истина, которую вам надо знать. Надо вам знать, что сила слова человеческого огромна. Ни одно слово, исходящее из уст человеческих, не теряется в пространстве бесследно.

Оно всегда оставляет глубокий, неизгладимый след, оно живет среди нас и действует на сердца наши, ибо в слове содержится великая духовная энергия — или энергия любви и добра, или, напротив, богопротивная энергия зла.

А энергия никогда не пропадает. Это знают все физики относительно энергии материальной, которая во всех видах своих не теряется. Энергия духовная тоже никогда не исчезает бесследно, она распространяется повсюду, она действует на всех. Устами нечестивых разрушается град потому, что злая энергия безудержного языка их, нечестивого и богохульного, проникает в сердца окружающих людей, заражает воздух духовный так, как воздух материальный заражается всякими миазмами.

Если миазмы порождают в нас болезни телесные, то миазмы злой энергии духовной отравляют наши сердца, наши умы, всю нашу духовную жизнь… А материальное благосостояние народа всегда тесно связано со здоровым и чистым состоянием души и сердца народа. Если благосостояние праведных распространяется над градом, если в сердца людей проникают их святые слова, то град возвышается, благосостояние духовное, следовательно и материальное, также углубляется и возвышается. Вслушаемся же и мы в эти проникновенные слова, с любовью и болью взывающие к нам сегодняшним сквозь тысячелетия: Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их.

Вот, и корабли, как ни велики они и как ни сильными ветрами носятся, небольшим рулем направляются, куда хочет кормчий; так и язык — небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны.

Ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода?

Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Рад бы утешить тех, кто в качестве оправдания готов сослаться на былое неведение. Проблема, оказывается, в том, что незнание духовных законов, как выясняется, не освобождает от ответственности. И именно об этом с суровой категоричностью предупреждает святой апостол Павел: Что и говорить — незавидная, горькая участь оказаться в этой страшной компании.

Да-да, та самая пагуба, изначальный извечный грех гордыни, которому не откажешь в умении маскироваться подо что угодно. Далее же случилось то, что и должно было случиться: Как тот же пресловутый блин, не сходящий с уст даже малышей, который — не будем себя обманывать — есть все та же слегка переиначенная, вульгарная брань.

Личина, как обнаруживается со временем, намертво прирастает к лицу. Вот и получается, что вовсе не безопасная эта штука — пародия. Найдем же в себе мужество покаяться и начнем очищать то замечательное жизненно необходимое пространство вокруг и внутри нас, что зовется русским языком.

Тут уж и впрямь надеяться не на кого, кроме как на себя. И уж никак не на того шоумена слово-уродец , который еще недавно возглавлял российское Министерство культуры, да и сейчас все еще при делах. Вспомним, одна из передач, а по сути позорное ток-шоу очередное слово-уродец!

Находящимся в студии представителям так называемой интеллектуальной и творческой элиты предлагалось высказаться по поводу того, может ли русский язык вообще существовать без мата.

Таким образом, сама постановка вопроса, задуманная и осуществленная как провокация, бьет наотмашь не только по великому языку, но и по всем нам, его носителям. Культура, таким образом, есть не что иное, как миссия. И эта связь называется религией. Это связь с высшим миром бытия, истины и любви должна пройти через все отношения людей и народов. Войти в рояль музыканта, в лабораторию ученого, в тетрадь писателя, в интуицию врача, в руку сеятеля, сеющего на земле хлеб… По холодной проволоке материальных отношений мира должно пробежать тепло жизни.

По жилам человечества должна пробежать кровь, соединяющая людей в высшее единство, всё оживляющая и всё отдающая Единому Сердцу — Иисусу Христу. По культуре добра и духа томится всякое человеческое — и русское — сердце. Напрасно пытаются осуществлять культуру насилием и ненавистью. Какую же ниву возделывают вышеупомянутые деятели культуры и какую такую миссию они осуществляют в сегодняшней, России?!

Нормально предположить, что подлинным культурным пространством может быть только то, что освящено, что призвано приблизить образ Божий к Первообразу, ко Творцу. И уж, конечно, культурной никакая революция не может быть по определению. Как и все те, для которых русский язык не национальная святыня, а лишь повод для постыдного шутовства.

Не о таковых ли глаголет пророк и псалмопевец Давид: Вещающие зло — они воистину зловещие. Не может не вызвать интереса и научная точка зрения на эту проблему. Так, исследования, проведенные Российской Академией наук, позволяют говорить о том, что ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам.

Причем одни тексты оздоравливают гены, а проклятия и матерщина вызывают мутации, ведущие к вырождению человека. Ученые предупреждают, что любое произнесенное слово есть не что иное, как волновая генетическая программа, влияющая не только на нашу жизнь, но и на жизнь наших потомков. Совсем не случайно в церковнославянском языке слова язык и народ суть одно слово: Как метко выразился Юрий Воробьевский: Таким образом, немаловажное наблюдение, что матерщинники в массе своей нередко тупы и примитивны, имеет вполне научное объяснение.

Будем же помнить о том, что граница языка отдельно взятого человека есть в то же самое время и некая граница его духовного мира. Неудивительно поэтому, что объем лексики у Пушкина составляет тысяч слов, а у Лермонтова и того больше — тысяч! И не налицо ли стремительная лексическая а значит, и духовная, и интеллектуальная! А ведь когда-то российские власти не были столь безразличны к этой проблеме, к тем, кто обильно изливает словесную жертву сатане. Достаточно вспомнить о том, что за матерную ругань когда-то пороли, сажали в тюрьму, даже отлучали от Церкви.

Формально и сегодня действует соответствующая статья Административного кодекса РФ, предусматривающая за сквернословие штраф или арест до 15 суток. Но это все случится, как любил говаривать мой дед, когда-нибудь на Луне. Много лет назад, будучи еще юношей, впервые соприкоснувшись с людьми искусства, которых принято называть богемой, был неприятно поражен тем, что мат и сквернословие, буквально мужицкая брань, считаются в этой среде, как это ни покажется парадоксальным ведь речь идет, в первую очередь, о художниках, поэтах, актерах , атрибутом некоей элитарности.

Причем печальная эта традиция возникла не сегодня и не вчера. Понимая, что ничто не возникает на пустом месте, пытаясь отыскать корни этого прискорбного явления, автор этих строк сделал любопытное открытие и спешит поделиться им с дорогим читателем. Послушайте, как описывает М. Горький, человек, вышедший из среды простых людей и немало потрудившийся над собственным интеллектуальным и культурным уровнем, свою первую встречу со Львом Толстым, перед которым благоговел, как и весьма значительная часть тогдашнего российского просвещенного общества.

Думаю, что он считает Христа наивным, достойным сожаления, и хотя — иногда — любуется им, но — едва ли любит. И как будто опасается: Только вдумайтесь, это кощунство о стране, основная часть населения которой испокон века называла себя крестьянами, то бишь христианами, крещеными людьми.

Вспомним и толстовскую редакцию народных сказок. Откуда эта бедность красок, этот нарочитый примитивизм в изображении простых русских людей, этот убогий язык и детей, и взрослых?

Так никогда не говорили, слава Богу, не говорят и, очень надеюсь, никогда не будут говорить в России. Навязчивое ощущение выхолощенности самого языка, словно лишенного самого главного — любви. Широкие эти цитаты привожу неспроста. Так, в письме к одному из современников замечательный сын своего народа Константин Петрович Победоносцев скорбно констатирует: После беседы с архиепископом Тульским Парфением, незадолго до своей кончины Л. В этой связи совсем не случайным, а абсолютно закономерным явлением представляется то, что речь самого лидера октябрьского переворота так изобиловала ругательными словами.

Его переписка так и пестрит оскорбительными словами: Как тут не вспомнить наставление Святых Отцов о том, что когда мы осуждаем ближнего своего, то глядимся в зеркало.

Почему, вопрошала телезрительница, объектом насмешек, откровенного издевательства выбраны именно русские, а не какие-либо иные бабушки?! В ответ я предложил сообща порассуждать о таких явлениях, как смех и пародия. Смех а он может быть ерническим, издевательским, глумливым и в самом деле вовсе не так безобиден, как может показаться.

Вспомним пушкинские слова о том, что смех Вольтера разрушил больше, чем плач Руссо. Во все времена у всех народов существовало понятие табу — того, к чему нельзя прикасаться ни в коем случае. Во многом благодаря этому человек, если можно так выразиться, и стал человеком. Разрушительная же энергия хохота заключается именно в том, что с его помощью дьявол пытается высмеять добродетель, представить глупой или ничтожной — чтобы для окружающих она потеряла ореол святости.

О чем бы ни шла речь — о супружеской измене или уклонении от воинского долга, о пьянстве или казнокрадстве, о жадности или трусости, о забвении родительских обязательств или непочтении к родителям, старикам — ничего не изменится в лучшую сторону, если об этом без конца зубоскалить.

Дьявольская же уловка заключается именно в том, что зло отныне лишь кажется таковым — вовсе не зловещим, в чем-то даже забавным и милым. Но злом-то от этого быть не перестает! Недаром Святые Отцы во все времена призывают нас воздерживаться от бездумного хохота, предостерегают, что исконный враг человека неустанно стремится внушить мысль о том, что его самого в природе нет. А раз нет его, то, стало быть, нет и Бога. Нынешней масс-культуре, как выясняется, претит изображение старости, болезни, высоких чувств, человеческого страдания.

Да-да, и не просто страдания, но даже такой естественной для нас, людей, грусти при созерцании одной из важнейших тайн этого мира — смерти. Помню, как был изумлен, услышав в недавнем выпуске теленовостей о том, как в Германии некто пригласил на похороны своего близкого человека… клоунов! Неужели это и есть та самая выдающаяся европейская культура, которую вот уже которое столетие пытаются выдать нам в качества образца для подражания отечественные либералы?!

Вспомним, ведь еще полтора десятка лет назад не было разнузданных юмористических марафонов такого масштаба. И прежде, конечно, юмористы-сатирики специализировались на затасканных сюжетах про тещу-злыдню, коварного соседа, завидущую подругу, друзей-выпивох, туповатого начальника и т.

Теперь же — какой телеканал ни включи, ощущение такое, что попадаешь в дурдом, обитатели которого соревнуются, кто больше выдаст непотребств. Ну, как после увиденного и услышанного прикажете неокрепшей душе относиться к собственным бабушкам и дедушкам, к старости вообще? А это уже даже не настораживающее, а пугающее число переодетых в женское платье мужчин, что во все времена считалось мерзостью пред Богом! Постоянное публичное глумление над мужчиной — главой семьи, отцом, мужем, воином — тема отдельного разговора.

Конечно, что скрывать, пьянство, наркомания, слабо выраженные волевые качества, нежелание и неумение создать крепкую семью и воспитывать собственных детей в чистоте и вере, защищать Родину — все это есть, преодолеть этот частокол способны сегодня не все русские парни, и это наша с вами общая беда.

Но важно то, как об этом говорить. В том же несмолкаемом ржанье, что обрушивается на граждан нашей страны с раннего утра и до поздней ночи, нет даже намека не то что на боль или сострадание — но и на малейшее сочувствие. Только глумление — при полном равнодушии к нашим общим бедам. И вправду, замечательная такая легкая приправа к горьким блюдам, предлагаемым подчас жизнью, что, впрочем, тоже совершенно нормально.

Но многие ли из нас способны расслышать эти слова, исполненные тревоги и боли! Так отчего такой перебор со зрелищами ныне? Не оттого ли, что недобор с хлебом?! Как-то в одной из бесед на эту тему одна молодая журналистка возразила мне: Думается, что если и продлевает — то совсем не такой смех. Та вакханалия гогота, которую мы наблюдаем сегодня, ничего общего со смехом не имеет. И жизнь она никому не продлевает. Хохмачей и гогота в России все больше и больше, а живут русские люди все меньше и меньше….

Многое, что у нас на слуху с детства, приобретает с возрастом иной, сокровенный смысл. В том числе известная поговорка о том, что хорошо смеется тот, кто смеется последним. Мне думается, что речь здесь идет о не схожей ни с чем земным радости от грядущего лицезрения Христа, Его Пречистой Матери, сонма лучезарных ангелов небесных и святых угодников — как величайшей награды для тех немногих, кто не стремился превращать свою земную жизнь в одно непрерывное веселье и кто предпочел плач над собственным несовершенством хохоту над недостатками ближнего.

Начать эту главу хотел бы с воспоминания детства. Сколько раз тогда и позже, в течение многих лет, приходилось наблюдать, как поминают усопшего. В тщательно убранной квартире или небольшом бакинском дворике, выметенном и политом из шланга, а то и в огромной брезентовой военной палатке на случай непогоды сидят мужчины всех возрастов и внимательно слушают муллу, который долго тогда казалось бесконечно долго размеренным речитативом читает на арабском языке суру из Корана.

Женщины находятся в другом помещении, но и там происходит подобное. Мужчины только что вернулись с кладбища: И чай, и поминальная трапеза будут потом — сейчас же все посвящено только одному. Многих из этих людей я хорошо знаю: Поразительно то, что никто из присутствующих вообще не знает арабского языка! Несколько человек откровенные атеисты, не исключено, что таковым был и сам усопший. Но как строги позы слушающих, как почтительно склонены их головы, как сосредоточены люди.

Это происходит, как мне кажется, еще и оттого, что они стремятся уловить в убаюкивающем речитативе чужой речи знакомые слова, а таковые пусть изредка, но все же встречаются.

И это подспудное стремление людей хоть к какому-то осмыслению происходящего так понятно, так естественно. Но, повторяю, — ни звука, ни лишнего жеста: Вспоминаю и собственное изумление, когда друг шепнул мне, что мулла, приглашенный на похороны его бабушки, вычитывал слова молитв из небольшой записной книжки, в которой они были записаны от руки кириллицей!

В те времена проблемы с духовным образованием существовали во всех религиозных конфессиях, и ныне я вспоминаю этот эпизод по иной причине. Повторяю, люди, которые не понимали содержания читаемого им на чужом языке текста, тем не менее внимали ему в ненарушимом молчании, даже с неким трепетом. Много лет спустя поведал об этом человеку, подвизающемуся в исламском богословии. Он ответил мне, что язык священной книги представляет непреходящую ценность сам по себе, вне зависимости от того, понятен ли его смысл.

Даже простое слышание этого текста, этих звуков, пытался он внушить мне, благотворно влияет на душу слушающего. Давнее это вспомнилось неспроста. Сколько раз, беседуя с людьми, уклоняющимися от посещения православного храма, участия в богослужениях, слышишь нередко один и тот же довод: Нет-нет да и услышишь призывы, доносящиеся даже из церковной среды, о необходимости скорейшей реформы церковнославянского языка.

Дескать, так он станет понятнее — и молодежь потоком хлынет в наши храмы. Что можно на это возразить?! Подобные разговоры, как мне кажется, возникают чаще всего по причине непонимания подлинной сути и назначения церковных служб. Начну с себя — так будет честнее и убедительнее. Вспоминаю, как трудно, а точнее — тягомотно, было мне во время богослужений в течение весьма продолжительного времени после Крещения.

И это при том, что русский с рождения является для меня родным наряду с национальным языком, как и для большинства бакинцев моего поколения. Более того, будучи по образованию учителем русского языка и литературы, я был знаком со старославянским не понаслышке — изучал его, сдавал, помнится, с приличными оценками. И тем не менее…. Однако со временем милостью Божией со мною все же начали происходить чудесные изменения.

И прежде всего потому, что с некоторых пор стал посещать церковные службы регулярно, попытался приноровить, если можно так выразиться, ритм собственной жизни к ритму общецерковной.

И еще это, как мне теперь видится, немаловажно со временем отыскал наконец-то то самое место в храме — мое. Оно оказалось в непосредственной близи от клироса и царских врат. И, словно угадав мое внутреннее состояние как это случалось не раз , батюшка сказал тогда в проповеди о том, что место, которое мы избираем для себя в храме, мистическим образом есть прообраз того места, которое мы чаем обрести на Небе.

Впервые без стеснения я чуть слышно пел молился! Куда подевались усталость, свинцовые ноги, непонятные слова молитв?! Ничего похожего, только легкое недоумение, что служба так плавно и необременительно подошла к концу — и вот уже батюшка выносит крест. Удивительно, но, не утруждая себя толкованием каждого слова, тем не менее я все прочувствовал, все услышал, но только по-иному — сердцем.

Если и вас одолевают схожие сомнения, прошу, не смущайтесь и начните с малого: Чтобы могли со временем ответить с очаровательной непосредственностью расшалившегося в храме крохи а свидетелем этой сцены был я сам , которого мама пыталась урезонить: Вот и в одной из записок, присланных мне во время очередной встречи, прочитал: И не терзайтесь так, не унывайте и не смущайтесь оттого, что не все поначалу понятно.

Утешьтесь тем, что церковнославянский язык понимают бесы и трепещут. Все гораздо проще и в то же время сложнее. Православный храм вовсе не источник некоей мистической информации для пытливого ума, но прежде — источник неизреченной благодати, постигать которую отныне призвано ваше сердце через непосредственное участие в церковных таинствах.

Впрочем, и непреклонный интеллектуал уйдет отсюда утешенным, открыв для себя небезынтересные научные истины. Так, молитвы на церковнославянском языке, как известно, препятствуют внушению извне, являются преградой, надежной защитой на пути нейролингвистического программирования, одного из грозных психологических орудий нового века.

А тот же церковный колокол не просто услаждает слух и волнует душу. Колокольный звон, как свидетельствует отечественная история, не раз спасал православных людей во время гибельных эпидемий чумы. Но разве это главное?! Для церковного человека важно иное.

Колокольный звон для него — невыразимая человеческими словами музыка, ведущая свой волнующий диалог с его бессмертной душой напрямую, безо всяких посредников. И ни за что не спутает он мерный благовест с частым перезвоном. Что же касается бесов, то они для него, что оптом что поврозь, как были паршивой нечистью, так ими и останутся.

Какая же милость Божия изливается на русских людей, что им позволительно молиться Создателю и святым Его, Пречистой Богородице, по сути, на том же языке, на котором общаются с близкими и родными, на языке сладких детских снов, навеянных колыбельной, что пела когда-то мама.

Поверьте, это дано не всем. На Востоке говорят, что даже самый долгий путь начинается с первого шага. И если вы его все же сделали, то впереди вас ожидают поистине удивительные открытия.

Только не ленитесь и не унывайте. Попробуйте обзавестись небольшим словариком — и вы узнаете много новых слов, это сделает вас внутренне богаче, интереснее. Не без удивления обнаружите, что некоторые понятные, как вам казалось, слова на церковнославянском языке имеют иной смысл.

К примеру, слово выну обозначает отнюдь не достану, а всегда; искренний — значит ближний; южик — это родственник, отроча — младенец…. Продолжать можно до бесконечности — и, поверьте, это очень увлекательно. В этом измерении все оказывается точнее, поэтичнее, фактурнее. И на каком-то этапе вы подойдете к совершенно иному качественному уровню: Потревожьте, разбудите свою генную память — она так долго ждала этого часа. Как по-новому, по-утреннему свежо ощутите вы свою русскость.

То, что вы при этом прочувствуете, какие глубинные, неведомые вам ранее струны вдруг отзовутся в вашей обрадованной душе — попросту не поддается описанию. Во время одного из выступлений в стенах Московской Духовной Академии получил из зала записку, которой дорожу. Приведу ее почти целиком: Это невозможно объяснить непонимающим, это можно только почувствовать! Но для упорствующих попробуйте перевести на современный русский: Однажды довелось прочесть ее на современном русском языке.

Осталась информация, ушла поэзия. А потому и в стихотворении Андрея Вознесенского, посвященного музыке, читаем: А какие неподражаемые по красоте молитвы произносит в алтаре священник во время Евхаристического Канона: Но даже когда я пребывал в неведении о смысле этого выражения, ничто не мешало сердцу моему замирать от осознания величайшего из таинств, совершающегося сейчас в моем присутствии.

И, как выяснилось позднее и что совсем немаловажно, — при моем непосредственном участии, при личном участии каждого, кто находится сейчас в храме, кто молится соборно. Неожиданное и радостное подтверждение этих мыслей пришло от драгоценнейшего Александра Сергеевича, еще молодого, двадцатисемилетнего. Я имел тогда довольно смутные представления как о шестикрылом Серафиме, так и о ветхозаветном пророке Исаии, от лица которого и ведется здесь повествование. Но и поныне убежден, что дело тут не только в известном видении святого; что-то важное наверняка пережил сам поэт, какая-то сокровенная встреча — сретение — произошла у него самого.

Только вслушайтесь, как стих его преизобилует церковнославянской лексикой — все эти: Использование поэтом этой специфической лексики не сделало стихотворение ни на йоту тяжеловеснее, и поныне оно продолжает изумлять величественной музыкой родной речи.

Это ли не золотой ключ к пониманию подлинной роли и места церковнославянского языка в жизни русской нации?! Гений поэта сквозь два столетия протягивает нам, сегодняшним, руку помощи, вразумляет, что язык этот дан русским не для каждодневного общения, — он, и только он, предназначен для обращения ко Господу, Его Пречистой Матери, светлым силам Небесным.

Как же мудр и проницателен был русский писатель Иван Шмелев, обратившийся в одном из писем к близкому человеку, а по сути ко всем нам, с призывом: Выступая в различных аудиториях, люблю проводить своеобразное тестирование, которое многое, как мне кажется, объясняет ратующим за непременное обновление нашего церковного языка.

Признайтесь, допытываюсь я, с различными членами собственной семьи вы общаетесь одинаково? Выясняется, что похожая история и с соседями по дому. В прямой зависимости от степени приязни оказываются лексикон, интонация, сам настрой речи — с руководством, сотрудниками, даже случайными попутчиками. Итак, слово за слово, вместе мы совершаем любопытное открытие: Так почему же мы, столь утонченные в общении с тварными созданиями напоминаю несведущим, что в православной лексике это выражение вовсе не обидное , бываем так безапелляционны, как только речь заходит о Творце, создавшем все и вся.

И сердца, как можно больше сердца! Ум в этом делании не первый и не лучший помощник. Как тут не вспомнить полушутливое сетование мудрейшего святителя Феофана Затворника: Ум наш — комар, а все пищит! Так, слово мозг во всей Библии упомянут лишь дважды, причем в одном случае речь идет о мозге жертвенных животных Иов. Что же касается слова сердце вот истинный триумф! Неспроста Спасителя нашего называют еще и Сердцеведцем Деян. Отчего же мы так прискорбно суетны и требовательны увы, не к себе самим , почему, являясь нередко захожанами, а не прихожанами храма, чуть не с порога ратуем за всенепременное обновление церковнославянского языка, тогда как обновляться-то следует прежде нам самим, причем постоянно.

В этом-то, возможно, и есть главное предназначение Церкви. Подумайте, разве первоклашкам первого сентября кладут на парты учебники по алгебре и том Солженицына? Вспомним, как учили нас. Какие там шариковые ручки, не было их тогда вовсе: А тут — на тебе, с порога: Ты вообще понял, осознал — к Кому, в Чей дом ты пришел?

Проблема посягательства на старославянский язык была, как выясняется, весьма актуальной в России и два столетия назад. Шишков, — на котором преданы нам нравы, дела и законы наших предков, на котором основана церковная служба, вера и проповедание слова Божия, сей язык оставлен, презрен. Никто в нем не упражняется, и даже само духовенство, сильною рукою обычая влекомое, начинает от него уклоняться.

Что ж из этого выходит? Феофановы, Георгиевы проповеди, которым надлежало бы остаться безсмертными, греметь в позднейшем потомстве и быть училищами русского красноречия… эти проповеди не только не имели многих и богатых изданий, как то в других землях с меньшими их писателями делается.

Но и одно издание до тех пор в целости лежало, покуда наконец принуждены были распродать его не книгами, но пудами, по цене бумаги! Сколько человек в России читают Вольтера, Корнелия, Расина? Миллион или около того.

А сколько человек читают Ломоносова, Кантемира, Сумарокова? И если потребность в очередной реформе языка все же назрела, то и приступить к ней, как рассуждают опытные священники, допустимо лишь специалистам соответствующего духовно-нравственного и интеллектуального уровня. Не могу не обмолвиться хотя бы несколькими словами и о непостижимой искренности, открытости нашей веры. Словно зеркальное отражение душевной открытости самого русского человека. Являясь печальными свидетелями многочисленных попыток переломить русскую речь через колено, возблагодарим Господа еще и за то, что церковный язык наш есть ограждение и охрана языка русского от возводимой на него брани.

Вот принесешь, бывало, на даче ведро студеной колодезной воды, она постоит денек-другой — глядишь, и нет уже в ней той давешней замечательной свежести. Если же дольше, да на свету, то и вовсе зацветет — для грядок еще сгодится, а более никуда, хоть выливай. Но не беда, можно еще нанести, благо есть неподалеку колодец. А если, не приведи Господи, злые люди изгадят его, как тогда быть, где взять свежей воды?! Вот и получается, что церковнославянский язык есть некий удивительный неиссякаемый источник с незамутненной живительной влагой, в котором пребывают в первозданной сохранности корни нашего с вами языка, великой русской речи, незримо и таинственно связующей нас с самим Христом.

Святая Русь… Часто мы произносим это привычное словосочетание как нечто само собой разумеющееся, не задумываясь — а почему, собственно? Можно продолжать этот ряд бесконечно долго, не находя убедительного разъяснения загадочному феномену. Согласитесь, нам и в голову не придет сомневаться в глубоко органичной связке двух коротких слов, их непреходящей, какой-то тектонической незыблемости.

Так же, как, став свидетелями чего-то, что сделано, на наш взгляд, не по-людски, привычно сокрушаемся: Согласитесь, нам и в голову не придет сказать о чем-то схожем, что это, дескать, как-то не по-киргизски, не по-латышски, не по-уругвайски… В одной аудитории получил недавно любопытную записку: На Украине говорят в повелительном наклонении: Когда-то их было много, но почти все они были или уничтожены, или переданы для различных, вовсе не церковных, нужд.

В лихую годину безбожной власти над сооружением канала, этого поистине колоссального проекта, трудились сотни тысяч невинно осужденных людей — политических заключенных, получивших лихое прозвище-клеймо: Среди этих людей, страдающих от непосильного труда и издевательств, было немало священнослужителей. Более того, как свидетельствуют очевидцы, именно на этом грандиозном строительстве их было больше всего. Здесь они умирали сотнями, здесь же их спешно зарывали в землю.

А теперь ответьте сами: Вспомним, сколько таких каналов прорыто по всей нашей земле, сколько таежных лесов повалено, сколько возведено великих строек, гидроэлектростанций, проложено дорог, добыто руды, намыто золота, нарублено угля… И разве только в новейшей отечественной истории? Но Россия среди них все равно страна особая. Без Бога русский человек не мыслил и не мыслит себе подлинной жизни.

А они все лезут и лезут на Русь, посягая не только на ее землю и ее богатства, но и на души наши и детей наших: Кажется, нет ни пяди русской земли, в которой не покоились бы люди — мученики, великомученики, страдальцы за Православную веру, за Богородицу, за Христа и святых Его угодников во все времена отечественной истории.

А еще сонмы и сонмы тех, кто прожил свою жизнь по-божески, по-христиански, по-русски, чья земная жизнь была успешна, но не в нынешнем значении этого слова, означающего, как правило, финансовое или профессиональное преуспеяние, а в исконно русском. Но что же самое главное для всех нас?! И пусть кому-то это покажется преувеличением, но я глубоко убежден, что у любого — на выбор — русского человека в каком-то поколении всенепременно окажется в роду святой, и притом не один.

Так, среди предков великого нашего поэта А. Пушкина — 12 святых по прямой линии и 20 — по боковым ветвям! Просто он, в отличие от миллионов своих соотечественников, но в согласии с обычаем предков, вел свою родословную нить. Вспоминаю еще рассказ одного пожилого русского человека, услышанный мною незадолго до его кончины.

В нем он поведал о том, как когда-то, будучи еще малышом, поинтересовался у своей бабушки — какая из рук правая? Как же тонко прочувствовал это другой наш великий поэт Федор Тютчев, написавший такие строки о родной земле:. Удрученный, ношей крестной, Всю тебя, земля родная, В рабском виде Царь Небесный Исходил, благословляя.

Помню, как рассказал об этом одному знакомому. Потом он звонит и говорит: Воистину Русь — это высочайшее дерево с вечнозеленой величественной кроной, корнями своими уходящее в Небо. Так было во все времена, так совершается и поныне. И не в этой ли земле обрели, наконец-то, покой сотни замученных наших мальчиков: Святая Русь, как оказывается, не только древний символ, напоенный божественной поэтикой. Русская земля свята не только мистически — ее тысячелетняя святость осуществилась и на физическом уровне.

Она и вправду свята, как и весь строй души истинно русского человека, каким он был задуман Творцом. Задуман и осуществлен именно Богом, а не большевиками, ввергнувшими Россию в катастрофу, не лукавыми либералами и не суемудрыми интеллектуалами-безбожниками. Между тем русский человек, вопреки их мудрствованиям, в лучших сыновьях и дочерях своих и поныне пребывает с немеркнущей иконой Христа, начертанной в самом его сердце, с неугасимым Фаворским светом, дивно озаряющим и согревающим его душу, и нетленным, неоскверненным русским языком на устах.

Без таинственного сплетения этих двух начал — русского языка и православной веры — русскому человеку, по замыслу Божию о нем, состояться просто невозможно. И еще одна немаловажная особенность истинно русского человека: О том же, что случается с русским человеком, когда он отлучен от этих основополагающих для него начал, куда как красноречиво свидетельствует вся наша национальная история и, не в последнюю очередь, кровавая драма последнего столетия, отзвуки которой болью отдаются в нас и поныне.

Вспомним, как с горечью воскликнул когда-то Ф. Поймал себя на мысли, что с особенной тихой радостью люблю смотреть телепередачи с участием потомков русских эмигрантов первой волны.

Несмотря на некоторые особенности их произношения, они производят впечатление абсолютно русских людей. И, в первую голову, по той очевидной причине, что продолжают быть живыми носителями родной речи и Православной веры, унаследованной ими от родителей.

Чего не скажешь о детях новых эмигрантов. Это очень важно, поверьте. Не подлежит никакому сомнению, что большим вкладом в русскую литературу стали замечательные художественные произведения таких выдающихся литераторов, как Чингиз Айтматов, Рустам и Максуд Ибрагимбековы, Олжас Сулейменов, Фазиль Искандер, Чингиз Гусейнов и многих других русскоязычных писателей.

Однако нам как и им самим и в голову не придет считать их русскими. Так что совсем не случайно понятие народ в старославянском языке звучит как язык. В одной из глав он рассказывает, как однажды в Париже встретил земляка-художника, который вскоре после революции уехал в Италию учиться, женился на итальянке и не вернулся домой.

В свое время я увез с родной земли свое молодое жаркое сердце, могу ли я возвратить ей одни старые кости? К моему удивлению, оказалась еще жива его мать. С грустью слушали родные, собравшись в сакле, мой рассказ об их сыне, покинувшем родину, променявшем ее на чужие земли. Но как будто они прощали его. Они были рады, что он все-таки жив. Мы говорили через переводчика.

Мать закрыла лицо черной фатой, как закрывают его, когда услышат, что сын умер… После долгого молчания мать сказала: Это был не мой сын. Кого-то исцеляет от болезней Другой язык, но мне на нем не петь, И если завтра мой язык исчезнет, То я готов сегодня умереть. Я за него всегда душой болею, Пусть говорят, что беден мой язык, Пусть не звучит с трибуны ассамблеи, Но, мне родной, он для меня велик.

Всякий раз, вспоминая эту историю, не перестаю изумляться суровой мудрости этой женщины. Родившись и состарившись в высокогорном ауле, она ведала о том, чего не дано постичь иным высоколобым мудрецам века сего.

А какое царственное достоинство! Как, откуда, каким духом прознала она, что язык, по Шишкову, это еще и я зык — то есть я звучу. И если кто-то вдруг перестал звучать на родном языке, то его и в самом деле нет, ведь звучать, быть зычным может только живой.

Только вдумайтесь, ведь речь идет о языке очень небольшого народа. Небольшого, как выясняется, только в количественном измерении — таком неубедительном.

И как же обращаемся со своим языком мы?! Языком, на котором на протяжении многих столетий создавались величайшие творения мировой духовной и художественной мысли.

Как прискорбно расточительны бываем мы подчас! Безусловно, это происходит и от широты нашей, о которой уже так много сказано и написано, и от национального ощущения богатейших кладезей. Не будем же забывать о том, что неисчерпаемых кладезей не бывает, сорить же богатством и швырять драгоценностями — прерогатива богатого. А ну как пробросаемся?! С какой скрупулезностью прописаны государством всевозможные законы и положения, регламентирующие охрану и добычу полезных ископаемых — алмазов, нефти.

Только тронь — руку оторвут, а то и голову! Но разве не настало давным-давно время на самом высшем уровне — после всенародного обсуждения — принять Закон о защите русского языка как важнейшего национального достояния?! Прискорбно, но целые народы, считающие себя цивилизованными, да что там народы — континенты, продолжают жить так, словно и не было никогда Иисуса Христа. И, что совершенно непостижимо для сознания православного человека, — живут без святых, без такого привычного для простой деревенской русской бабушки и непонятного иному продвинутому европейцу молитвенного общения.

Мы живем по вертикали! Как же мы богаты, да мы просто сказочно богаты, что там Гарун аль Рашид! Как преизобилует любовь, обращенная на нас. И конечно же у каждого человека — независимо от цвета кожи и разреза глаз — есть та единственная мама, что даровала ему жизнь. Но мы, православные, все равно богаче — ведь у каждого из нас есть еще и крестная мать. Та, что призвана печься о нас не менее, а то и более собственной нашей матери, и прежде всего — о нашем духовном возрастании, о нашем спасении.

Сколько русских людей могли бы поведать удивительные истории о том, как неустанными стараниями, горячей молитвой своей крестной матери ко Христу, Богородице, святым угодникам Божиим были отмолены и спасены.

И еще есть у нас Матерь-Церковь, где рождаемся для вечной жизни в Таинстве Святого Крещения и в лоне которой благословенно пребываем до скончания дней наших, Церковь, которая нас, окаянных, все более сознающих свое несовершенство и недостоинство, сподобляет тем не менее причащения Святых Христовых Тайн, освящает все пути наши, молится о здравии нашем, венчает наш брак, очищает наши жилища, поставляет нам духовных пастырей, а когда настает срок, благословляет сам уход наш, продолжая без устали молиться об упокоении наших душ.

Можно ли не памятовать о том, что мы являемся обладателями единственной веры, где Бог — только вдуматься! И это не просто метафора, вот и святой апостол Павел свидетельствует: А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: Но разве не бывает среди людей так, что отец и сын перестают быть близкими людьми, не дружат меж собой? Нас же, устами святого апостола Иоанна, называет Своими друзьями Сам Бог. Разве такое может даже присниться?

Всем нам есть за что неизбывно благодарить Христа! Одно из воспоминаний детства связано с бабушкой, мамой моего отца, рано заменившей мне мать. Бывшая рабфаковка, она была учительницей начальных классов, единственная в нашей большой семье получившая высшее образование на азербайджанском языке. Да не было в нашей родне и среди близких никакого Николая, это я знал точно! Так моя покойная бабушка Бадам-ханум сокрушалась, жалея казненного русского Царя. Моя жизнь незаметно для меня была связана с государем.

Я родился и жил в николаевском доме, гонял велик по Николаевской. Старые бакинцы по сию пору дореволюционное время называют не иначе как николаевским. А вспомнилось сейчас, когда забежала как-то к нам соседка с нижнего этажа, моя ровесница, попросила помочь внуку Саше: А пишу я сейчас об этом потому, что был у всех нас еще один отец — воистину отец всем народам некогда великой и славной империи, любимый и любящий.

Многое, очень многое вкладывал русский человек в это название — Царь-батюшка. Многое несчастливо изменилось в Отечестве нашем и судьбах наших с его гибелью, многое померкло, а то и попросту исчезло, как строчка в вечернем молитвенном правиле: Только и слышишь ныне сетования: И что ответить на это? Ну, был у нас государь.

И что мы с ним сделали? Преподобный Сергий, согласно Епифанию, ответил [8]:. Последующие авторы, похоже, восприняли эту двусмысленную формулировку как твердое обещание победы, и у Димитрия Ростовского мы читаем: Господь поможет тебе против безбожных: О том, что Сергий изначально предрек великому князю победу, говорится и в словаре Брокгауза и Ефрона [10].

Упомянутую выше битву с Мамаем традиционно отождествляют с Куликовской битвой в числе прочих источников об этом говорится в словаре Брокгауза и Ефрона [10]. Существует также версия которую высказал В. Как сообщает Епифаний Премудрый, в трудах, воздержании и молитве преподобный достиг глубокой старости и о смерти своей предуведомил братию монастыря [8]:.

Кончина пришлась на 25 сентября года. Голубинский писал о св. Такое его приказание весьма огорчило монастырскую братию. Епифаний Премудрый, первый составитель Жития преподобного Сергия, сообщает о связанных с преподобным Сергием многочисленных чудесах, которых вовсе нет в написанном тем же Епифанием жизнеописании Стефана Пермского [6]. В частности, как сообщает Епифаний, одно из этих чудес предшествовало рождению будущего святого [8]:.

Голубинский в своей работе перечисляет следующие чудеса преподобного [27]:. Житие преподобного Сергия содержит описание двух чудесных видений. Одно из них таково: Однажды литовский король послал многочисленное войско со множеством военных орудий к городу Опочке, что неподалеку от Пскова, желая разорить его.

Жители города мужественно противостояли литовцам и многих перебили. Но враги с новой силой устремились на город, пытаясь взять его всевозможными хитроумными способами. Горожане сопротивлялись, как могли, так что в городе почти не осталось камней и деревьев — все сбросили со стен на врагов. Надеяться оставалось только на Бога. И вот одной женщине явился во сне преподобный Сергий и сказал: Или не знают они, что множество камней лежит в земле у городской церкви за алтарем? Проснувшись, женщина рассказала об этом воеводе Василию и всем людям, но они не поверили ей.

Лишь один нищий, услышав ее слова, пошел к указанному месту возле той церкви и, взяв что-то в руки, стал копать землю — и нашел камень, который едва могли сдвинуть двадцать человек. Потом прибежали и другие люди, стали копать и нашли под землей целый склад камней, которого раньше ни один человек не видел и ничего не слышал о нем. Камни подняли на стены города. Ночью враги приставили к стенам лестницы и пытались влезть по ним, но горожане оставшимися деревьями и только что найденными камнями побили их.

Остатки вражеского войска поспешили убраться восвояси. Когда Казань была еще татарским городом, многие из жителей как-то увидели, как по стенам города ходил преподобный Сергий, осенял его крестом и кропил водой. Они спросили своих мудрецов: С явлением этого старца приближается наш конец: Однажды в воскресенье, после утренней службы, насельник Троицкой обители Иринарх задремал.

Во сне он увидел, как в келию входит Преподобный Сергий и говорит ему: Потом он видел, как святой обходил стены и хозяйственные постройки и кропил монастырские строения святой водой. На следующую ночь после предупреждения чудотворца, в третьем часу, подошло к обители войско, желая разорить ее.

Люди же, находившиеся в крепости, мужественно сражались с врагами и отстояли монастырь. Некий инок, находившийся в больнице, слышал, что рассказывали о чудесах великого Сергия, и, лежа на своей постели, в простоте размышлял о конях, на которых Преподобный послал трех иноков в Москву с вестью, — откуда взялись эти кони, кто их видел и правда ли все это. Задумавшись, он отвернулся к стене и вдруг слышит, что дверь в келию отворилась и раздались шаги входящего, но не обернулся посмотреть, кто это, потому что больные тогда часто входили и выходили из келии, да и множество убогих из мирян жило тут.

Потом услышал старец, как его позвали: Но старец не обернулся, а возразил: Пришедший стал укорять его: И почему ты непокорен? Или нет у Бога милосердия, чтобы подать тебе выздоровление от болезни твоей? Он захотел обернуться — и вдруг встал на ноги совершенно здоровым и узнал чудотворца по облику, запечатленному на иконе.

А старец простодушно спросил: Старец почувствовал себя здоровым, и, объятый страхом, каялся в том, что прекословил святому, а потом пришел своими ногами в церковь и рассказал всем о случившемся с ним. А тех слепых коней искали повсюду, но не нашли.

Как-то в церкви работники устанавливали леса для росписи стен. Один из них от сильной усталости прилег вздремнуть и уснул. Все вышли из церкви, а его не стали искать, да и не думали, что он здесь, и заперли западные двери церкви южные и северные двери закрывались тогда изнутри.

И вот к спящему работнику подошел благообразный старец и ткнул его в ребра; тот, проснувшись, видит — стоит старец и говорит ему: Плотник, сильно испугавшись, не знал, как выйти из церкви.

Старец привел его к церковным дверям, указал на внутренний засов и сказал: Он в страхе отодвинул засов и вышел из церкви, пришел к товарищам, но ничего никому не посмел сказать. Во время утренней службы пономари, открыв западные двери и войдя в церковь, обнаружили, что северные двери не заперты, и, увидев это, похолодели от страха, полагая, что здесь были воры.

Спустя некоторое время пришел тот плотник и рассказал, что с ним случилось, ничего не скрывая. А все двери церковные с тех пор стали запирать снаружи. Один человек по имени Федор Матвеев жил недалеко от обители Преподобного Сергия. И заболели у него глаза так, что он не спал много дней ни днем, ни ночью.

Однажды в летнее время он повел мула на поле и, изнемогая от болезни, упал на землю ничком и мысленно просил чудотворца Сергия, чтобы он исцелил его. Лежа так, он заснул тонким сном и услышал голос, говорящий ему: Потом он услышал, как его зовут: Инок проехал мимо и стал невидим, и в это время глаза Федора исцелились от болезни.

Он понял, что получил исцеление от Бога по молитвам великого чудотворца Сергия, пошел в обитель Пресвятой Троицы, к великому помощнику Преподобному Сергию и отслужил молебен, воздав славу Богу за то, что исцелился от болезни по молитвам святого.

В году жил недалеко от Сергиевой лавры некий стрелец, по имени Сергий, скоморох. Много раз он зарекался скоморошествовать, собираясь прекратить это свое душепагубное занятие, но не исполнял обета. Когда он принимался скоморошествовать, то терял рассудок и впадал в тяжелейшую болезнь, а когда зарекался, то и от болезни своей исцелялся, и от безумия.

Случилось ему быть в Москве, и начал он снова скоморошествовать, забыв про зарок, — и тотчас впал в безумие. Его привели на подворье Сергиевой обители, и он находился здесь несколько дней, а болезнь его не отступала. Тогда вспомнил он свои прежние зароки и дал обет прекратить скоморошество до самой смерти. И стал молиться всемилостивому Богу, призывая на помощь Преподобного Сергия.

И вот, стоя в церкви Богоявления Господня пред иконой Спасителя, он вдруг увидел, что волосы на голове его как бы загорелись огнем, и закричал от страха, и с той минуты рассудок возвратился к нему, а болезнь отступила. Возвратившись из Москвы, он служил стрельцом и был здоров и разумен, как и прежде. Интересное чудо случилось с одним из известнейших насельников Лавры — архимандритом Алипием Вороновым.

Он потом стал наместником Псково-Печерского монастыря, а в Лавре нес послушание реставратора. Работал над фресками в Сергиевском Трапезном храме. Были уже установлены леса, разложен реставрационный материал. Ночью ему явился Преподобный Сергий:. Он тут же встал и побежал. В храме начинался пожар. Все было потушено без какого-либо большого ущерба, благодаря чудесному вмешательству Преподобного Сергия. Схиархимандрит Иосия Евсенок , до схимы брат Иосиф, еще до революции был пострижеником Черниговского скита.

Это один из легендарных Лаврских старцев, который смог вернуться в Лавру после ее открытия в г. Возрождение Лавры застали всего несколько ее дореволюционных насельников, отец Иосиф — один из них. Это был монах высокой духовной жизни, он обладал многими благодатными дарами, нес послушание духовника: В хрущевские времена он был сослан на Север, в лагеря. Через какое-то время он там заболевает воспалением легких. В конце концов врачи, убедившись, что человек уже смертник — нечего на него тратить время и лекарства, — переносят его зимой в неотапливаемое помещение с уверенностью, что до утра он не доживет, и история его лечения на этом закончится.

Ночью батюшке было видение: Отец Иосиф точно видит, что это лаврская просфора, и ощущает в замерзающей ладони ее тепло, как будто она была только что испечена. Он съел эту просфорку. Наутро, когда за ним пришли не только врачи, но и двое носильщиков с целью отнести труп к месту захоронения, они увидели, что батюшка не только жив, но и абсолютно здоров. Потом уже, когда отца Иосифа освободили и он вернулся в обитель, батюшка об одном только скорбел: В Троице-Сергиевой лавре был почитаемый духовник схиигумен Селафиил Мигачев , у него было много духовных чад.

Враг на него воздвиг особую неприязнь одного из наместников монастыря. Вокруг него всегда собирался народ. Он обладал какой-то особой добротой. До монастыря он был семейный человек, поэтому чувствовал все скорби, беды приходящих, мог понять и утешить. Однажды он стоял на ступеньках Трапезного храма, и в присутствие его многочисленных чад наместник как-то его оскорбил. Тогда же повелел раздеть его до подрясника. Сердце батюшки не выдержало этих испытаний.

Он пришел в келию и, оставшись один, принял решение уйти из монастыря. Тогда он собрал свой скудный монашеский скарб в чемодан. Помолившись, он по русскому обычаю присел на дорогу. Огромная скорбь уже не боролась в его сердце с намерением уйти из обители. Перекрестясь, со вздохом он встал, нагнулся к чемодану, и в тот момент, когда он взял его за ручку, на его руку легла другая рука: Отец Селафиил с умилением в сердце говорил потом братии: Этот брат выполнил свое обещание: Интерпретация чудес, точнее, сообщений о чудесах, зависит, конечно же, от мировоззренческой позиции интерпретатора истолкователя.

Очевидно, что материалистически настроенный исследователь, скорее всего, либо предпочтёт игнорировать информацию о чудесах, либо попытается дать ей какое-то иное символическое, аллегорическое толкование. Клосс предложил толковать описанное выше чудо троекратный крик нерожденного младенца как указание на дату рождения преподобного Сергия, но не как подлинное событие. Когда родился Сергий Радонежский? Последнюю фразу можно истолковать как указание на церковный праздник Сошествия Святого Духа на апостолов, отмечаемый на й день после Пасхи.

Интересно, что к символическому истолкованию чуда прибегает и Епифаний. Глубокая вера ищет не чудес, а Бога, отметил Патриарх, и добавил [30]:. Мысль о том, что чудеса в жизни Преподобного не сводятся к необычным событиям , высказывал и русский православный историк XIX века В. Как уже говорилось, основной источник наших сведений о св. Оно содержит большое количество имен, начиная от людей, переселившихся вместе с родителями Сергия из Ростовской области в Радонеж, и кончая митрополитом и великим князем московским, появляющимися в некоторых его эпизодах.

В середине XV в. Первое Житие преподобного было создано Епифанием Премудрым, про которого известно, что он жил в XIV—XV веках, был иноком Троице-Сергиева монастыря, автором житий и произведений других жанров [6].

Епифаний был хорошо образован [6]:. Кроме того, подобно св. Составленное Епифанием жизнеописание св. Епифаний Премудрый был причислен Русской Православной Церковью к лику святых и почитается как преподобный [33]. В самом начале написанного Епифанием Премудрым жития преподобного Сергия Радонежского мы находим такие слова [8]:. Историю написания сам Епифаний так излагает в его начале: Епифаний признает себя неспособным справиться со стоящей перед ним задачей: Стоит обратить внимание, как минимум, ещё на две особенности рассматриваемого первоисточника.

Во-первых, год появления на свет будущего святого напрямую не указан, что ставит перед исследователями жизни преподобного Сергия немалые трудности см. Другая особенность рассказа первого биографа Сергия Радонежского состоит в том, что привычные современному читателю биографические сведения перемежаются с рассказами о чудесах [Коммент. Православная энциклопедия [35] Пахомия Логофета называют первым профессиональным писателем на Руси, имея в виду тот факт, что он получал вознаграждение за создаваемые им тексты.

Работая в разных городах и монастырях, он ориентировался на источники и устные традиции, которые существовали в том или ином месте.

Словарь книжников и книжности Древней Руси [36] Судя по количеству произведений, Пахомий — один из плодовитейших писателей Древней Руси. Он был писателем, профессионально работавшим на заказ и получавшим за свою работу плату он об этом пишет сам. Составляя по заказу жития, слова и службы с канонами, Пахомий имел в виду главным образом практические — церковно-служебные цели.

Пахомий Логофет, или Серб, получивший известность своими переработками созданного Епифанием жития преподобного Сергия, начал работать над житием во время своего пребывания в Троице-Сергиевом монастыре с — годов по год и вёл эту работу, по-видимому, по официальному заданию, появлению которого способствовало обретение мощей преподобного Сергия в году [37] [Коммент.

Краткая характеристика трудов перечисленных агиографов дана ниже. В иных источниках [39] можно найти и другие имена: Герман Тулупов подключился к работе над житием в связи с созданием Миней Четиих в — годах [37]. Существенных редакторских правок в текст жития, судя по всему, не внёс [37].

Текст в редакции Симона Азарьина вместе со Службой Сергию, по распоряжению царя Алексея Михайловича, был опубликован с некоторыми изменениями и сокращениями в Москве в году [37]. На этот век приходится создание варианта, созданного митрополитом Московским и Коломенским Платоном Левшиным [39]. Указание на это произведение как на житие, составленное императрицей Екатериной II и опубликованное историком, археографом и библиографом П.

В то же время Дробленкова Н. Моисеева, принимали участие профессора Московского университета X. Именно тогда увидели свет следующие житийные сборники:. Работа над житием преподобного Сергия иеромонаха Никона, впоследствии архиепископа Никона Рождественского , плавно перетекла в XX век. Точно так же он признает слишком краткими жития, составленные Филаретом, архиепископом Черниговским , и А.

Издание года оказалось пятым [42] , и оно до сих пор широко переиздается [Коммент. Диакон Георгий Юрий Максимов , известный богослов и религиовед, сообщает о многочисленных переводах жития Сергия Радонежского на другие языки [43]:. Вы знаете, когда я писал книжку про Сергия Радонежского, поскольку я всё-таки историк, я сказал: То есть, я писал только о светской жизни.

Но чудеса, они зафиксированы, во всяком случае, каждый желающий может прочитать. Впоследствии он принял Православие, а затем и монашеский постриг с именем Адриан. Через 30 лет, 5 июля года , были обретены нетленными его мощи , о чём свидетельствовал Пахомий Логофет. Дважды, в году и в году, причиной послужил пожар. Когда начали снимать покровы, то каждое действие вскрывающих было снято кинематографическими и фотографическими аппаратами. Останки Сергия были найдены в виде костей, малые берцовые кости найдены полуразрушившимися, соответствующих возрасту летнего разрушения, и фрагментов грубого монашеского истлевшего одеяния, в котором он был похоронен; часть костей — ступни ног, полностью разрушались.

В черепе оказалась прядь волос русо-рыжеватого цвета, тщательно завернутая в провощённую бумагу недавнего происхождения. По окончании освидетельствования, Комиссиею был составлен акт. Затем всем присутствующим было предложено осмотреть мощи, для чего каждый проходил мимо раки.

Семенов, архимандрит Кронид , игумен Анания, представитель Наркома Здравоохранения Ловягин, член партии коммунистов И. Золотов, Иеромонах Евфросин, А. Петренко и другие [47]. Согласно преданию, сохранённому в семье Флоренских, о предстоящем вскрытии мощей стало известно Павлу Флоренскому , и при его участии чтобы защитить мощи от возможности полного уничтожения глава преподобного Сергия была тайно отделена от тела и заменена головой погребённого в лавре князя Трубецкого.

До возвращения мощей Церкви глава преподобного Сергия хранилась отдельно. Сохранение главы преподобного Сергия Радонежского. Мощи преподобного Сергия после вскрытия были переданы в качестве экспоната Сергиевскому историко-художественному музею, расположившемуся в Троице-Сергиевой лавре. Монастырские стены мощи покинули перед угрозой фашистской оккупации. В году, после Великой Отечественной войны и открытия Лавры, мощи были возвращены Московской Патриархии [45]. Это случилось накануне Пасхи , в Великую Субботу года [Коммент.

В настоящее время мощи преподобного Сергия пребывают в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры. Почитание Сергия Радонежского возникло раньше, чем появились формальные правила канонизации святых до Макарьевских соборов русская церковь не знала обязательной соборной канонизации.

Поэтому нет документальных известий о том, когда и как началось его почитание как православного святого и кем оно было установлено. Максим Грек открыто высказывал прямые сомнения в святости Сергия. Голубинский не даёт однозначных сообщений о начале его почитания. В ряде светских энциклопедий указано, что Сергий причислен к лику святых в году.

Некоторые светские историки считают, что Сергий причислен к святым по политическим мотивам волей великого князя Василия Тёмного. Великий князь включил Сергия в число московских святых не специальным актом, а по частному случаю, в договорной грамоте года с князем Иваном Можайским. Информация о почитании Сергия Радонежского католиками до II Ватиканского собора и включения его имени в общецерковный мартиролог римско-католической церкви в году разноречива.

В ответ на рукопись цензор дал заключение [62]:. Диакон Георгий Юрий Максимов подтверждает: В подтверждение своих слов Максимов цитирует американского католического священника Роберта Макнамару [43]. В приходах западных обрядов римско-католической церкви и в церквах англиканского сообщества память Преподобного Сергия отмечается 25 сентября по григорианскому календарю. Изображение этого покрова даётся в самом начале данной статьи.

Изображение и список клейм этой иконы приведёны во врезке. Сцена исцеления бесноватого изображена на северной стене храма [68]. Преподобный Сергий Радонежский в житии. Происходит из Успенского собора Московского Кремля. Преподобный Сергий Радонежский с житием. Ярославский историко-архитектурный и художественный музей заповедник. Всего в мире преподобному Сергию Радонежскому посвящено не менее храма с учётом храмов с приделами Сергия Радонежского [69] по состоянию на 19 сентября года.

Согласно информации из базы данных сайта Храмы России с учётом храмов с приделами Сергия Радонежского по всей России ему посвящены храмы и часовни общим числом показать список по всем регионам России. Статистика по состоянию на 19 сентября года включает действующие, не действующие, не сохранившиеся и строящиеся храмы, старообрядческие храмы и домовые храмы расположенные на территориях больниц и других социальных учреждений , а также данные по часовням.

В Москве преподобному Сергию Радонежскому посвящены 71 храм и часовня см. Если же ограничиться лишь теми сохранившимися храмами, в которых Сергию Радонежскому посвящён главный престол, список этот заметно сократится, и в данных по Москве мы встретим в скобках указаны даты постройки:. Информация по отдельным храмам этих и других областей представлена на странице Церковь Сергия Радонежского.

В Москве в году была освящена каменная церковь преп. Сергия в Пушкарях; в С. Основным местом праздничных мероприятий является Сергиев Посад [76]. Влияние преподобного Сергия обусловило, в числе прочего, заметное оживление стремления к монашеской жизни: Изменилось и направление монастырской жизни.

Однако бегство монахов от соблазнов мира послужило его насущным нуждам. До середины XIV века русское население было заперто в междуречье Оки и Верхней Волги — в треугольнике, выход из которого на запад, юг и юго-восток запирали татары и Литва. Открытый путь на север и северо-восток вёл за Волгу, в глухой непроходимый край, кое-где заселённый финно-угорскими племенами.

Written by 

Related Posts